Previous Entry Share
Эффект Эфроса. Часть 3
AAE
garbuzenko
 Лефевр, первой знаменитой работой которого была "Теория конфликтующих структур" хотел поднять психологию на такой уровень, чтобы ею можно было заниматься так же, как теоретической физикой, и преуспел в этом. По крайней мере, Карл Поппер признал его вклад выдающимся.

Лефевр разработал исчисление (алгебру), подобную булевой алгебре логики, но в которой вместо переменной,принимающей значение "истина" и "ложь" используется переменная со значениями "добро" и "зло". Эти крайности считаются интуитивно постигаемыми. Когда Лефевр пытался понять как нужно трактовать в этой алгебре операции сложения и умножения, он догадался,что это можно сделать двумя (и только двумя!) различными способами, соотнося одну операцию с "компромиссом", а вторую с "конфронтацией", и наоборот. В результате получились две схемы. описывающие моральный выбор человека. Что самое поразительное, используя эти исчисления оказалось возможным численно (!) предсказывать результаты экспериментов, в которых людям приходится принимать решения, не имея никакой информации, а основываясь лишь на самооценке.

Результаты экспериментов с эмигрантами показали, что приехавшие в США из западных стран описываются при первом способе выбора смысла операций - этих людей Лефевр назвал принадлежащими к 1-й этической системе, а эмигранты из СССР и некоторых восточных стран - при втором, противоположном, выборе смысла сложения и умножения. Их Лефевр отнес ко 2-й этической системе. Чем эти системы отличаются по сути?

В первой (западной) этической системе компромисс добра и зла считается злом, а конфронтация - добром.  Во второй (восточной) компромисс добра и зла - это добро, а конфронтация - зло.

Парадоксальныи образом, тем не менее, представители западной этической системы для повышения своего этического статуса стремятся достигнуть компромисса с конкурентом, а представители восточной идут с ним на принципиальный конфликт.

Различие этики в двух системах может быть понято и так. 1-я (западная) система строится на формальном
запрете зла (образец - библейские заповеди), в то время, как 2-я (советская) на неформальной декларации добра (пример Лефевра - "Моральный кодекс строителя коммунизма").

Можно сказать и так. В 1-й этической системе цель не оправдывает средства, а во 2-й - оправдывает. В 1-й системе есть правила, во 2-й - цель и смысл.

Для иллюстрации различия в поведении представителей различных этических систем приведем данные, которые получил Лефевр в 1982 году, работая с американцами и выходцами из СССР:

Утверждение                Американцы согласны, % из 62 чел.     Эмигранты (советские) согласны, %из 84 чел.   


Доктор должен скрывать
от пациента, что тот
болен раком, чтобы уменьшить
его страдания.                                                             8 ,0                                                       89,0


Хулиган может быть наказан
строже, чем требует закон,
если это послужит предосте-
режением для других.                                                  11 ,5                                                   84,5  

Можно дать ложные показания
на суде, чтобы помочь невинному
избежать тюрьмы                                                         19,9                                                     65,0

 
Можно послать шпаргалку
чтобы помочь близкому другу
на конкурсном экзамене.                                               8 ,0                                                   62 ,0   



Видно, что американцы предпочитают опираться на формальные правила, а бывшие советские люди мыслят конкретно, учитывают контекст. Заметим, что разделение людей на этические системы не строго - в одном и том же обществе есть представители и той и другой - Лефевр продемонстрировал это, анализируя, в частности, героев романа Достоевского "Преступление и наказание".

Не будем подробно останавливаться на судьбе Лефевра. Сам он считал, что внес большой вклад в разрушение СССР, так как после ряда попыток связаться с Рональдом Рейганом вышел-таки на его специального помощника Джека Метлока и донес до его людей свое открытие - советские лидеры принадлежат к другой этической системе, и для успеха нужно отказаться от заключения с ними формальных договоренностей, договариваться по существу и помогать советским лидерам "обманывать свой народ",выдавая уступки (компромиссы) за их внешнеполитические победы. Основываясь на рекомендациях Лефевра американцы перестроили всю стратегию переговоров с Кремлем, и, хотя сам Лефевр это отрицает, видимо и под его влиянием был введен в оборот термин "Империя зла". Откровения Лефевра вызвали неудовольство Глеба Павловского, который пожурил его за бесстыдное бахвальство в статье "К теогонии братвы" в журнале "Русский вестник" 10.11.1997г.

Оставим в стороне моральную оценку самого Лефевра, но отметим, что он и нам невольно открывает глаза, говоря о том, что "мы другие" (а как мы используем это знание - не его печаль: cебя он считает теперь американским ученым).

Лефевр постоянно наведывается в Россию, его любят в Институте психологии РАН, он является членом редколлегии журнала "Рефлексия" и постоянно комментирует российские реформы. По его теории, для успеха рыночных преобразований вторая этическая система должны быть в России уничтожена и заменена первой, так как рынок требует возможности достижения многочисленных компромиссов. Во времена СССР присущие второй этической системе конфликты разруливались партией. После ухода со сцены ее место занял криминал.

На попытки замены этической системы тратятся великие силы реформаторов (хотя криминалу это и не надо). Методов тут Лефевр предлагает много, в основном они связаны с образованием. Ключевая технология - отрыв обучаемого от учителя. Ведь учителя принадлежат второй этической системе и дурно влияют на молодое поколение. Лефевр надеется на интернет - пусть молодежь поменьше общается со стариками и черпает знания из сети. Очень похоже, что на решение этой задачи направлена и иерархизация сознания - введение ЕГЭ, имущественное расслоение, введение различных уровней образования, и пр.

Если в начале 2000-х годов Лефевр пытался уходить от вопросов, что же в результате будет разрушено - советская этика или же русская (подозрение что это одно и то же возникает естественным образом), то в 2003г. он уже заявлял следующее:

"До революции в России, по крайней мере в системе образования, доминировала первая этическая система. Революция оказалась переходом к доминанте второй системы… Россию может вывести из второй этической системы только образование.

Но это не было его последним разъяснением: в 2007г. Лефевр все же уточняет в статье «Идеологию нельзя создать — она возникнет незаметно, сама собой» ("Новая газета" 84 от 1 ноября 2007г):

"В конце XIX—начале XX века Россия имела смешанную культуру: вторую систему в нижних слоях населения, первую — в верхних. Великая культура этого времени полностью принадлежит к первой этической системе. А в ходе революции рабочие и крестьяне, во имя которых работала интеллигенция, этот верхний пласт смели — и перевели страну на вторую этическую систему."

Попробуйте внимательно проанализировать это крайне примечательное заявление! Свои комментарии по его поводу оставляю при себе.

Так что на повестке дня оказываается возврат к этической системы "верхних слоев населения". Не больше и не меньше.

Большие надежды на успех в этом предприятиии возлагаются на телевидение. Про стимулирования алчности и страха, без которых рынок просто не работает (см. книгу Петерса "Хаос и порядок на рынках капитала") как бы все понятно - это просто технология формирования неудачников (почему - читайте книгу Билла Вильямса "Торговый хаос").

Вот что сказал сам Лефевр в 2006г. в интервью латвийской газете "Бизнес LV":

"Как только вы берете ребенка и сажаете его у американского телевизора – все. Независимо от того, какие ужасы он по нему смотрит, – это первосистемная культура, первосистемное телевидение, первосистемное развитие мышц лица, соответствующая жестикуляция, гримаска".

Об успехах этих мероприятий, в частности, сообщили из Высшей школы экономики, в которой был повторен опрос Лефевра 1982 г. со студентами.Результаты приведены в следующей, расширенной таблице (Л.Н.Цой, С.С.Сергеев. 2007)


Утверждение                               Американцы согласны, % из 62 чел.    Студенты ВШЭ согласны, % из 84 чел.  

Доктор должен скрывать
от пациента, что тот
болен раком, чтобы уменьшить
его страдания.                                                                       8,0                                         30,7      


Хулиган может быть наказан
строже, чем требует закон,
если это послужит предосте-
режением для других.                                                           11 ,5                                            27,4 


Можно дать ложные показания
на суде, чтобы помочь невинному
избежать тюрьмы.                                                                 19,9                                             62 ,9  


Можно послать шпаргалку
чтобы помочь близкому другу
на конкурсном экзамене.                                                        8 ,0                                             93,6 


Как видно, "прогресс" имеется, но дажен в кузнице либеральных кадров он не совсем удовлетворителен.

Но довольно о политике - здесь много такого, что вредно для сна. Наша цель разобраться с Эффектом Эфроса, в котором соотечественники и иностранцы, как мы выяснили ранее, должны быть заковычены.

Итак, помимо всего прочего, в теории Лефевра, которая с успехом применялась западными политиками, военными и дипломатами (вот в экономике она не прижилась - мораль ей чужда) среди людей выделяются 4 главных типа: "святой", "герой", "обыватель" и "лицемер".

Чем они отличаются?

        Герой минимизирует чувство вины увеличивая страдание.

       Обыватель минимизирует страдание, увеличивая вину других.

       Лицемер минимизирует и чувство вины, и страдание.

       Святой не минимизирует свои негативные чувства, наоборот, он максимизирует чувство вины и
       страдание в одно и то же время.

И вот что примечательно! Люди различных типов в разных этических системах могут иметь одинаковые характеристики!

Святой 1-й этической системы                          Неагрессивен: стремится к компромиссу
Обыватель 2-й этической системы                    с партнером, имеет низкую самооценку.

Святой 2-й этической системы                          Агрессивен: стремится к конфликту
Обыватель 1-й этической системы                    с партнером; имеет низкую самооценку.

Герой 1-й этической системы                            Неагрессивен: стремится к конфликту
Лицемер 2-й этической системы                        с партнером; имеет высокую самооценку.

Герой 2-й этической системы                            Агрессивен: стремится к конфликту
Лицемер 1-й этической системы                        с партнером; имеет высокую самооценку.

Обратите внимание, что святые и герои второй этической системы "агрессивны" (Эх, Боярыня Морозова, протопоп Аввакум!), а для представителей первой этической системы (эфросовских "иностранцев") они просто обыватели и лицемеры!

Так что спасибо смотрительнице зала, отметившей агрессивность картин Сурикова, - она подсказала связать эффект Эфроса с различием этических систем у посетителей галереи. Там где мы видим героев, представители другой этической системы видят лицемеров, и.т.д. Это и есть суть этической гипотезы.

Нет, ну конечно теперь экскурсоводы Третьяковки ведут экскурсии со знанием возложенных на них новых задач и объясняют посетителям: "Мы, конечно, понимаем, что боярыня Морозова вела себя неправильно - конфликтовала с властью".

Но внутренне перестроились еще не все. Одна из экскурсоводов, признося этот текст, почти плакала(!), а потом тихо сказала: "Но Cурикову почему-то нравились такие люди!" Вообще экскурсоводов слушать иногда весьма забавно - почти каждый второй сообщал иностранцам, что боярыню везут в Сибирь (а не в Боровск, до которого от Москвы чуть более часа езды). Видимо, для иностранцев до сих пор страшнее Сибири нет ничего.

Ну что же. Если гипотеза этической системы окажется правильной, а реформаторы добьются успеха, то от Сурикова наши дети будут бежать как черт от ладана (вспомните, что Эфрос говорил о конфликте поколений, и еще какие-то пугающие пафосные слова - вот чудак, ей-богу!). Но ведь ясно, что и до и после революции от него сильно не бегали, а поэтому советская система и русская (по Лефевру она смешанная!) не антиподы.

Но будьте готовы, что Вас будут убеждать в обратном!

В 2008 г. на Научно-практической конференции «Сложность и самоорганизация. Будущее мира и России» Владимир Евгеньевич Лепский (ученик Лефевра, главный научный сотрудник института философии РАН, редактор журнала "Рефлексия") говорил в своем докладе, что советская этическая система - не русская, и нас еще ждет возврат к русским ценностям (про высшие и низшие слои он не упоминал), и тут большая надежда на церковь. При этом он посетовал, что американцы движутся в противоположном направлении, то есть "советизируются", перенимают вторую этическую систему!

Да.... Каждому, как говорится, свое, но некоторым хочется остаться с Суриковым, которому "низшие слои населения" (на потерянном слэнге - "народ"), были не безразличны.

И, в заключении, опять о когнитивной слепоте. То что люди не видят картин - полбеды. Они не видят чего-то более важного. Помните про "видеть образы и потоки". Вот, в заключение, как раз и про "поток".

Каждый раз, когда человек,входящий в Суриковский зал, замедляется и задерживается в нем, я слышу щелчок, как в детекторе частиц - поймался "соотечественник". Иногда человек-частичка со свистом проносится по залу - "иностранец".

Как там говорила Валентина Шаманову в пьесе Вампилова "Прошлым летом в Чулимске"?

"- Вы слепой, но не глухой же!"






  • 1
Александр, в Вашей интереснейшей лекции для меня осталось не совсем понятным следующее противоречие.
"В первой (западной) этической системе компромисс добра и зла считается злом, а конфронтация - добром. Во второй (восточной) компромисс добра и зла - это добро, а конфронтация - зло.
Парадоксальныи образом, тем не менее, представители западной этической системы для повышения своего этического статуса стремятся достигнуть компромисса с конкурентом, а представители восточной идут с ним на принципиальный конфликт".
Значит ли это, что этика и жизненная практика того и другого сообщества (той и другой стороны) диаметрально противоположны. Или практика соответствует этической системе, а идеал (то, к чему стремятся для для "повышения своего этического статуса") воплощен в другой этической системе? (Эти пара абзацев для меня разрушают соврешенно последовательный текст и оставляют ощущение этакой недопонятости. Ведь дальше основная мысль развертывается так, как будто этих абзацев и не было. То есть этическая практика и этический идеал (система) соответствуют друг другу.)

Ирина! Прежде всего, очень рад, что материал показался Вам
интересным (Уф-ф!).

Но ясно, что я где-то недорабатываю - очень хорошо, что Вы
указываете, где. Конечно, два отмеченных Вами абзаца должны что-то сказать о теории Лефевра, но в таком виде они плохи.

Дело в том, что у Лефевра внешняя среда предлагает каждому индивиду совершить то добро, то зло. Будем считать, что эти предложения возникают равновероятно. Этический статус у Лефевра означает возможность человеку сопротивляться соблазну совершить зло, то есть,в любом случае иметь интенцию совершить все-таки добро. А эта интенция у него вычисляется некоторой агебраической формулой, в которой человек видит себя, находящимся в каком-то отношении с другим человеком, и, кроме того, видит образ себя, находящегося с ним в этом отношении (это у Лефевра является случаем т.н. "трехэтажной формулы"). Индивид видит, что его партнеру среда тоже предлагает совершить добро или зло (с его точки зрения).
И теперь ставится вопрос. Если индивид сам волен выбрать отношение со своим партнером, то в каком случае он будет наиболее устойчив по отношению к соблазнам среды совершить зло (т.е. иметь максимальный "этический статус")? И вот, просто из выписанной формулы следует, что это достигается при выборе знака умножения в Лефевровской алгебре. А этот знак в первой этической системе соответствует компромиссу, а во второй - конфронтации. И эксперимент с людьми это подтверждает.

То есть здесь речь идет не о моральной оценке компромисса добра и зла, а об оптимальном выборе отношения с партнером, увеличивающем сопротивление соблазну среды совершать зло.

Конечно, это все подробно есть у Лефевра и его комментаторов.

Но! Вы ставите чрезвычайно интересный вопрос о соотношении практики и идеала, разнося их в разные системы. Про этические системы Лефевра сказать пока ничего не могу, но вот что можно попытаться сказать о взаимоотношении полушарий мозга, о связи которых с этикой Вы так верно заметили ранее.

Смотрите, левое полушарие головного мозга ответственно за
абстрактное мышление, логику. Оно не терпит противоречий и именно ему мы обязаны созданию строгих формализованный научных теорий (если забыть об интуитивных дарах правого полушария).
Левое полушарие ответственно и за восприятие времени. А что для
строгой науки, например, физики, является идеалом? Найти во
временном потоке событий, постоянно изменяющемся мире нечто
вневременное, постоянное, вечное. В физике - это законы сохранения (энергии, импульса, зарядов всяческих) и свойства симметрии (это когда что-то остается неизменным, несмотря на произведенные преобразования). Но этот вневременной мир - это мир правого олушария мозга!

Правое полушарие - вневременное. Его мир - мир пространственный, вечный, неизменный. И какую науку оно рождает? Ту, которая как и вторая этическая система приветствует противоречия, и носится с конкретным - диалектику. А что в диалектике высший класс? Увидеть во вроде вечном вращающемся на кругах своих мире признаки изменений, катастрофы, революции и пр. То есть, прорваться во время, в мир левого полушария.

Это, конечно, все спекуляции. Но вот интересный опыт, который провел Майкл Газзанига с пациентом с расщепленным мозгом (прочитал в книге Ф.Блум, А. Лейзерсон, Л. Хофстедтер. "Мозг, разум и поведение"). Это был уникальный пациент, способный (специальным образом) давать ответы на вопросы, обращенные к обоим полушариям. Вот их и спросили по очереди, кем бы они хотели быть. Левое полушарие сказало "чертежником", а правое - "автогонщиком". Мечта левого полушарие - застывшие геометрические формы, структуры машин, проекты зданий. Это
мир правого полушария. А мечта правого полушария - мчаться по
дороге, видя мелькание деревьев и зданий, и круто поворачивать, на внезапно возникающих виражах. Это - временной мир левого полушария.

Каждое мечтает стать другим.


Александр, Вы очень-очень благородный собеседник! :) Ну конечно, это не Вы недорабатываете – это читатели (я) из-за недостатка информации (знаний) неспособны связывать участки текста, которые связывались бы сами собой при ее наличии.
А я все же была неточна в формулировке вопроса: без первого абзаца и начала второго («В первой (западной) этической системе компромисс добра и зла считается злом, а конфронтация - добром. Во второй (восточной) компромисс добра и зла - это добро, а конфронтация - зло.
Парадоксальным образом, тем не менее») мне было бы все понятно. Вы поясняете, что знак умножения, при выборе которого достигается устойчивость к соблазнам среды совершить зло, в первой этической системе соответствует компромиссу, а во второй - конфронтации. Но что же тогда значит (злополучный для меня :) ) первый абзац: «В первой (западной) этической системе компромисс добра и зла считается злом, а конфронтация - добром. Во второй (восточной) компромисс добра и зла - это добро, а конфронтация – зло»? Вот как раз не поняв его и его парадоксального отношения со следующим за ним утверждением я объяснила это себе возможным расхождением между обычной практикой, когда поведение «среднестатистического» индивида, не стремящегося к повышению этического статуса описывается первым утверждением, а поведение ориентирующихся на идеал, стремящихся к повышению этического статуса – вторым.
Еще какая спекуляция! :) Но хорошо, что я ее озвучила – Вы гениально вывели формулу «Каждое мечтает стать другим» :). Александр, действительно, в истории и политике можно найти массу подтверждений этого правила. Вот, как Вы пишете, американцы хвалят нашу советскую систему инженерно-технического образования. Петр «внедрял» западную культуру. …

Ирина! Первый абзац означает только то, что независимо от этической системы и выбранных интерпретаций, алгебраические операции должны иметь универсальный и знакомый смысл:

1+1=1 (как в булевой алгебре)
1*1=1
1+0=1
1*0=0
0*0=0
0+0=0

Итак, в первой (западной) этической системе компромиссу соответствует знак умножения.
Так как 1 - добро, а 0 - зло, то
компромисс добра и зла: 1*0=0 - зло

Конфронтации в западной этической системе соответствует знак +. Тогда, конфронтация добра и зла: 1+0=1 - добро

Во второй этической системе все наоборот.

Конфронтации соответствует знак умножения, поэтому, конфронтация добра и зла в ней 1*0=0 - зло.

Компромиссу соответствует знак +. Тогда, компромисс добра и зла 1+0=1 - добро

Вы также легко сможете вычислить оценку компромисса и конфронтации зла и зла, и пр. в обеих системах.

Вычисления вероятностей принятий тех или иных решений при такого рода альтернативах и сопоставление с экспериментами с эмигрантами и позволили Лефевру соотнести эти два выбора смыслов знаков умножения и сложения с западной и советской этическими системами.

Ирина! Вы очень добры ко мне и мне очень интересны и важны Ваши вопросы. Правило, о котором Вы говорите, действительно может существовать. К Вашему многоточию просятся совсем уже банальные примеры, например, пословица: "хорошо там, где нас нет".

А вообще, у человека есть и правое и левое полушария мозга. Оба нужны, и им надо как-то взаимодействовать. Хотелось добавить "не подавляя друг друга", ан нет - не все так просто. Недавно слушал доклад одного новозеландского (бывшего советского) ученого. Они там в Новой Зеландии решили, что хорошо бы в команду по академической гребле набрать амбидекстров - людей, у которых одинаково развиты левая и правая рука. Думали, что грести будут ровно, и нос лодки не будет заносить вправо, или влево. Оказалось, что все плохо! Лучшая синхронизация и качество работы рук достигается у людей с максимальной асимметрией головного мозга. По-видимому, когда полушария равноправны начинается выяснение отношений - кто будет шефом. А так - одно покорно подстраивается под другое. Вот тут и думай о правилах, смыслах и прочем!

Очень здорово и приятно думать с Вами вместе!

а по-моему лефевр просто упоротый протестант или еще какой-то еретик.

добро и зло у него сформулированы, как я понял, как "абсолютное добро" и "абсолютное зло" - то есть две крайние точки на шкале оценок. у "нас" нет такого - есть "относительное хорошо" и "относительное плохо". помочь другу списать у "нас" это не компромисс абсолютного добра и абсолютного зла, а выбор наилучшего решения по балансу плюсов и минусов.

"Видно, что американцы предпочитают опираться на формальные правила, а бывшие советские люди мыслят конкретно, учитывают контекст"

в упоротой черно-белой двухцветной системе координат лефевра это естественно описывается какой-то галиматьёй и ахинеей про компромисс и конфронтацию, потому что он сам не способен выйти за рамки своего черно-белого мира.

более того, я добвлю что т.н. первая этическая система есть прошитая в подкорку система индульгенций. формальное правило заменяет моральное и люди даже не видят проблемы в это. а что так и надо, вон документ есть. взломали WADA например, и что? "а мы весь paperwork выполнили". всё, индульгенция выписана, съели ватники?

  • 1
?

Log in